Выбор жанра
Кто такая женщина язва

Кто такая женщина язва

Фрагменты отровенного интервью с изветным футболистом, а ныне тренером Сергеем Юраном, который за свою карьеру успел поиграть в ворошиловградской «Заре», киевском «Динамо», потругальских «Бенфике» и «Порто», московском «Спартаке», в Англии, Германии и Австрии, а также потренировать клубы в России, Азербайджане, Эстонии и Казахстане.
 

- У Лобановского по всему Киеву были глаза и уши. А в команде кто-то «постукивал»?

- Уверен - нет. Мне рассказывали, как второй тренер Пузач явился к нему в Конча-Заспе: «Васильич, на балконе ребята курят». Лобановский нахмурился: «Ты-то что там делал?» Подобные вещи он не поощрял. А в курсе всего был, потому что это «Динамо», люди в погонах. От них ничего не скроешь. Плюс на весь Киев в те годы - три приличных ресторана. Понятно, где народ отдыхает. Так что игрокам не надо было «стучать».

На базе по утрам нам измеряли давление. Лобановский всегда стоял рядом. Помню, укоряет Баля: «Андрюша, давленьице скачет». - «Васильич, наверное, кофе многовато выпил». - «А-а, я уж волноваться начал, что облако над домом у тебя другое…» Говорил Лобановский мало. Зато взглядом такой рентген делал, что я по минутам готов был рассказать, когда в туалет ходил в последние три дня!

Был случай. Столкнулся с Лобановским на лестнице базы. Он зыркнул и пошел. Молча. А у меня ноги подкосились. Все, думаю, попал. Лихорадочно копаюсь в памяти: «Так, вчера вечером где был? Дома спал. Позавчера - вроде тоже. А до этого? Точно! Мы же в баре с телками посидели». В зал, где команда собиралась перед тренировкой, я шел, как на плаху.

 

- Досталось?

- Ни словом не обмолвился. Однако мне и взгляда хватило. Пропотел, как после кросса. В качестве воспитательной меры Лобановский отправлял молодых в армию. Во время отпуска! Чтоб лучше осознали поведение. Прошли через это и Михайличенко, Яковенко, Олег Кузнецов…
 

- А вы - за что?

- Жил в общаге, там игроки под колпаком. Где-то присели - сразу сигнал Лобановскому. Если сигналы накапливались - здравствуй, армия. Я бы еще раньше туда загремел, но спасла хитрость.

 

- Какая?

- Завершился сезон, завтра - первый день отпуска. Внезапно звонок: «Утром зайди к Васильичу». Я понял, что служить упекут. Новый год придется в казарме встречать. Тоска. Звоню бате в Луганск, объясняю ситуацию: «Выручай. Отбей срочную телеграмму, что ты в больнице». Кощунство, конечно, но ничего другого в голову не пришло. И с телеграммкой в кармане двинул к Лобановскому. Вытащил, едва он об армии заговорил. «Вот, отец болеет…»


- Что Лобановский?

- Сухо спросил: «Ты врач?» - «Нет». - «Тогда чем ему поможешь?». Тут уж я заныл: «Пожалуйста, дайте шанс. Выводы сделаю, больше не повторится…» Пауза. И тихий голос Лобановского: «Хорошо».
 

- Хоть кто-то в «Динамо» отваживался с ним спорить?

- Что вы! Разве что Михайличенко и Заваров могли на разборе игры вставить слово. Но лучше в такие минуты было промолчать. А то Лобановский заведется, и сидеть будем долго. То же самое - после матча.
 

- Даже победного?

- Да. До появления Папы в раздевалке нужно было успеть заскочить в душевую. Прямо в бутсах. Там выжидали, пока он не откланяется. Как-то попрятались, через щелочку в двери поглядываем. Папа шагает туда-сюда. Обращается к Яремчуку, мол, что ж ты не замкнул прострел? Ответ Лобановскому не требуется. Ему надо выпустить пар. Но Ваня зачем-то ввязывается в дискуссию. Лобановский закипает. Так, думаем, из душевой выберемся нескоро. Когда наконец он уехал, Бессонов с Демьяненко напихали Яремчуку: «Ты что, Папу не знаешь? На фига в бутылку лезешь?»
 

- У кого в том «Динамо» было железное здоровье?

- У Раца, Яремчука и Яковенко. Когда бежали тест Купера, они обгоняли всех на два круга! Спартаковцы шутили, что в Киеве год за три шел. Нагрузки действительно были запредельные. Постепенно освоился, но первый предсезонный сбор в «Динамо» до сих пор вспоминаю с ужасом. В раздевалке падал на кушетку без сил. Мышцы болели так, что до «соска» в душевой на полусогнутых доходил.
 

- Рац - общительный?

- Не очень. Венгр есть венгр. Самые компанейские ребята - Демьяненко, Бессонов, Баль, Михайличенко. Иногда Баль доставал аккордеон, и Заваров запевал: «Вышел в степь донецкую парень молодой…»
 

- Хорошо пел?

- Главное - с душой! Коллектив был потрясающий. Вместе работали, вместе отдыхали. Особенно когда Папа в сборную уезжал.


- Яремчук нам с гордостью сообщил, что в «Динамо» непьющих было двое - он да Рац.

- Ване, чтоб захмелеть, достаточно бокала шампанского. А Вася - фанат режима. Не умел расслабляться. И в какой-то момент на фоне колоссальных нагрузок произошел срыв. После этого Рац вел себя, как лунатик. Жена ночью периодически привязывала его к кровати. А на базе соседом Раца по комнате был Беланов. Рассказывал: «Просыпаюсь среди ночи от удара кулаком по подушке. Открываю глаза - Рац стоит. «Вась, ты чего?» Молчит. Походил по номеру, лег, уснул. Утром Беланов крик поднял, мол, опасаюсь с Рацем жить. А тот ничего не помнит. Не верит, что такое было.
 

- Почему Яковенко на тренировки ездил на велосипеде?

- Паша крестообразные связки порвал, долго восстанавливался. Врачи посоветовали разрабатывать ногу с помощью велосипеда. И вот, из центра города километров 30 он педали до базы крутил. Мы его на машинах обгоняли, гудели в клаксон. Характер у Яковенко уникальный. Если режим нарушал, потом динамовский доктор Малюта не знал, куда от него деться. Паша просил, чтоб ему готовили свежевыжатые соки из моркови и свеклы, в каждом блюде высчитывал калории, боялся выпить лишний глоток воды…
 

- Кто из игроков «Динамо» держался за столом особенно стойко?

- Михайличенко. И Демьяненко сколько б ни выпил - всегда оставался на ногах.
 

- Владимиру Горилому в ресторане за что шилом живот проткнули?

- Не шилом - тоненькой пикой. Отмечали после игры день рождения то ли Яремчука, то ли Михайличенко. Мы на первом этаже, а Горилый на второй поднялся к знакомым девчонкам. Шел мимо столика, где была какая-то компания блатных. Попросил стул подвинуть, ему недружелюбно ответили. Слово за слово, сцепились. Так Володя не заметил, что получил пикой в бок! Спустился к нам, сел. Вдруг говорит: «Что-то холодит», - свитер задрал, а там дырка, кровь. Сразу «скорую» вызвали. Повезло – жизненно важные органы оказались не задеты. А у меня в ресторане с боксерами была история.
 

- Начало бодрит.

- Причем ребята-то знакомые! А мы с Беженаром и Матвеевым зашли поужинать. Пока я с одной фигуристкой танцевал, эти два барбоса приняли на грудь и меня потеряли из виду. Сунулись к столику боксеров, их жен попытались на танец пригласить. Боксеры культурно объяснили, что так делать не надо. Не помогло. Тогда Матвеева легонько ладошками по щекам отхлестали. Ну и Беженара зацепили. Отыскали меня: «Серега, нас побили». Я вскипел: «Кто моих друзей обидел?!» И помчался к боксерам.
 

- Смело.

- Те говорят: «Сейчас все объясним. Твои ребята не правы». А я уже ничего не слышу. Позже один из боксеров рассказал: «Серега, бил аккуратненько. Чтоб глаз не повредить, нос не сломать». Бум - и я на полу в отключке. Под песню: «Яблоки на снегу…»

Наутро Пузач спрашивает: «Что у вас с лицом?» Лобановский как раз в сборную уехал. Я начинаю лепить: «Понимаете, решили телеграфом деньги родителям отослать. Видим - на улице парни пристают к девчонке. Мы вступились…» - «И сколько их было?» - «Человек пять». Тут Беженар подал голос: «Или шесть». Пузач говорит: «Молодцы! Пошли тренироваться». Я бегу и радуюсь: «Поверил! Пронесло!» А Демьяненко в ответ: «Не смеши. Уже все знают, где вы вчера были».
 

- Яремчук спустил в казино больше миллиона долларов. Вы этим тоже переболели?

- Я не такой азартный. Если заглядывал в казино, менял на фишки 300 долларов. Не больше! Выиграл - прекрасно. Нет - ну и ладно. А Ваня - игроман. Это болезнь. В Союзе казино не было, так он во все подряд играл - в карты, на бильярде. Однажды в киевском гидропарке с профессиональными каталами шары катал!
 

- «Обули» его?

- Естественно. Они там постоянно шпилили. Яремчук проиграл столько, что у него «Жигули» хотели забрать. Бессонов через знакомых воров отмазал. Он и Демьяненко в Конча-Заспе орали на него: «С ума сошел? Не соображаешь, с кем связался?!»
 

- По словам Яремчука, полузащитник киевского «Динамо» 80-х Вадим Каратаев стал бомжом. В вашем поколении таких судеб нет?

- Вроде никто не бомжует. У Сереги Заеца одно время были проблемы с алкоголем. Работал сторожем на автостоянке. Но взялся за ум, детишек в Киеве тренирует.
 

- Василия Евсеева в «Динамо» застали?

- Нет. Но он же мой земляк, в Луганске общались. Когда футбольную карьеру завершил, работал помощником Заварова в киевском «Арсенале». Саня рассказывал: «Бывало, сядем вечером с тренерами, нальем по пять капель. Потом спать расходимся, а Вася говорит - я лучше погуляю. И бродит до утра. У него что-то случилось с головой, замыкало. Результат сотрясений, которых было много. Увольнение всего штаба «Арсенала» стало для Евсеева сильным стрессом. И на глазах жены покончил жизнь самоубийством. Выбросился с балкона, она схватила, но удержать не смогла. А через год в автокатастрофе погиб сын Женя.
 

- В киевском «Динамо» аварии тоже были.

- В 1990-м стали чемпионами, и в клуб из Германии привезли двадцать новеньких «мерседесов». Вручили ребятам. Расколотили машины абсолютно все! Степа Беца в гололед разбился насмерть. Последний целый «мерседес» оставался у меня. Перед отъездом в «Бенфику» получил обходной лист и должен был сдать машину.
 

- Куда?

- В клуб. «мерседесы» были служебные. Пока ты на контракте - катайся. Уходишь из «Динамо» - автомобиль верни. Так вот, устроил для команды отвальную. Лужный спрашивает: «Можно возьму твою машину? Заберу девчонку и назад». Отдаю ключи. Через час возвращается понурый: «Сереж, помял «мерседес» немножко». В итоге он написал бумагу, что расходы на ремонт берет на себя. Правда, главным гонщиком в «Динамо» был другой Олег - Саленко. Он не только на трассе гонял, но и по Крещатику. Ребята шутили: «Если Сало сел за руль, лучше всем прижаться к обочине».

 

Источник: http://football.sport.ua/news/203290

Кто такая женщина язва

Кто такая женщина язва

Комментарии

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Анатомия человека горло до желудка